(Я сочинил себе судьбу)

Автор:
Александр Парфёнов

0

   Чем чаще Вы делитесь стихами в соцсетях и блогах, тем больше Вас читают!

 



    Когда солнце уляжется за море,

    Свесив огненно-красные волосы,

    Когда ветер устанет расчёсывать,

    Золотистые гривы полей,

    В занавешенной шторами комнате,

    Что-то просит у Бога вполголоса,

    Грустный мальчик с глазами зелёными,

    Глядя в окна прошедших дней.

 

    Вот мальчишка в штанишках коротеньких,

    С чёрным,грудь закрывающим бантиком,

    Словно ветром подхваченный парусник,

    По зелёной плывёт траве,

    А над ним,будто листья осенние,

    Кружат бабочек пёстрые фантики,

    И весёлое,рыжее солнышко,

    Кувыркается в синеве.

    

    Жизнь текла беззаботно и весело,

    Да и что ему было печалиться,

    Ведь удачи попутчица верная,

    Не бросала его в пути,

    От того-то и седце,наверное,

    Не сумев с этой радостью справиться,    

    Чем-то трепетным и восторженным,

    Ощенилось в его груди.

 

    И,едва ему время пернатое,

    Возмужавшие крылья расправило,

    И оно,непокорною птицею,

    Устремило свой бег в зенит,

    Все вокруг,даже те несчастные,

    Кому завистью грудь изжалило,

    Согласились,что этот юноша,

    Будет славен и знаменит.

 

    Но мальчишке хотелось большего,

    Слишком долго уж время ленивое,

    Как верблюд,наедало и холило,

    Свой пустой,ненасытный горб,

    И,тогда,словно лошадь уставшую,

    Он пришпоривал плоть строптивую,

    Но не знал,что своим старанием,

    Он свою умножает скорбь.

 

    И свершилось,как ночи летние,

    Пролетело то время славное,

    Вдруг внезапно умолк его чистого,

    Беззаботного смеха звон,

    Оттого,что однажды недремлющий,

    Всемогущий бесёнок тщеславия,

    Своим тихим и вкрадчивым шёпотом,

    Оборвал этот сладкий сон.

    

    Он шептал:"Будь нахальнее, дерзостней,

    Так вольготней на жизненной ярмарке,

    Не робей,все издержки спишутся,

    В счёт твоей голубой мечты,

    Что,боишься,что скажут люди?

    Ну а что тебе эти карлики?

    Их востоги и их проклятия,

    Их суду неподвластен ты!

 

    Нет пороков,есть лишь предрассудки,

    Догмы,силою нам навязанные,

    Разве стоят одной распутницы,

    Целомудренных дев стада?

    Только сирые да убогие,

    Соблюдать эти нормы обязаны,

    Ты согласен со мною,юноша?"

    И мальчишка ответил:"Да."

    

    С той поры в Лету многое кануло,

    Как цветы,увядали и падали,

    Век отпущенный,пережившие,

    Заблужденья младенческих дней,

    Но упрямо,для прочих невидимый,

    Из-под этой тянулся падали,

    Ядовитый цветок исключительной,

    Обособленности от людей.

 

    И,пленён его дивной негою,

    Мальчик долго не мог оправиться,

    Стал уметь обижать и обманывать,

    И,быть может,за эти грехи,

    Научился писать безумные,

    Но,к несчастью,способные нравиться,

    Опьяняющие,обволакивающие,

    Одурманивающие стихи.

 

    Много душ,этим ядом отравленные,

    До своей не доплыли Америки,

    Но он думал,что эти-то мелочи,

    Развенчать не сумеют его,

    И смеялся,когда не верили,

    И кричали ему в истерике,

    Что в душе его,кроме жестокости,

    Не осталось уже ничего.

 

    Да смеялся,считая,что в будущем,

    Всё окупит спасительный выигрыш,

    Только раз,Новогодним вечером,

    Протянув от груди букет,

    Бессердечная,злая девочка,

    Обронила:"Ты чудно выглядишь,

    Ни за что бы,не зная наверное,

    Не дала тебе столько лет."

   

    И,впервые за годы долгие,

    Он назад оглянулся испуганно,

    Посмотреть,что же истинно ценного,

    Было нажито в эти года,

    Убедиться,довольно ли пройдено,

    И верна ли дорога трудная,

    И близка ли теперь заветная,

    Голубая его мечта.

    

    Но,не зная меж вечным и суетным,

    Настоящей,действительной разницы,

    Он,гордыню свою упрямую,

    В эти лета ещё не смирив,

    Был рассержен и раздосадован,

    Когда с ужасом стал догадываться,

    Что такой же,как все, и испуганно,

    Крепко заперся изнутри.

 

    И всё чаще,ночами длинными,

    Стали мучить его сомнения,

    Что ему в викторине жизни,

    Несчастливый достался фант,

    Что напрасными были хлопоты,

    До смешного ничтожным везение,

    Что за истинный принял гений,

    Он плюгавенький свой талант.

 

    И,взбешённый такими мыслями,

    Задыхаясь от гнева и ярости,

    Проклиная своё бессилие,

    А,вкупе,и весь белый свет,

    Он решил,что довольно мучиться,

    Что пора,безо всякой жалости,

    Оборвать вереницу нудную,

    Этих глупых,бессмысленных лет.

 

 

    Но,качаясь на стуле расшатанном,

    Только им с этой жизнью связанный,

    Вдруг представил:какой-нибудь выскочка,

    На него свой уставя перст,

    Усмехнётся и скажет презрительно,

   (И вокруг согласятся со сказанным)

    Что и смерть его,просто надуманный,

    Скомороший, фиглярский жест.

    

 

    И,мирясь с этой жизнью вялою,

    Стал ступеньками неумелыми,

    Подражая людскому племени,

    Вить простое себе гнездо,

    Обзавёлся эффектной женщиной,

    И решил,раз она ему нравится,

    То не так уж и страшно,наверное,

    Стать ребёнку её отцом.

 

    И ещё,много глупого,ложного,

    Натаскал он в гнездо разросшееся,

    Стал смеяться,когда не весело,

    И,когда не хотелось,пил,

    И плебейски страдал от ревности,

    К этой женщине,так и не брошенной,

    Оказавшейся злой и расчётливой,

    Но которую он полюбил.  

 

    Удивляя всех этой изменою,

    Жил он жизнью какой-то странною,

    И всё светлое толстыми стенами ,

    Обрастало в его груди,

    А завистники искренне радовались,

    Упиваясь победой нежданною,

    И,не видя в нём больше опасности,

    Уходили с его пути.

 

    Даже больше,своё презрение,

    Под умильными пряча минами,

    Убеждали взахлёб,что,будто-бы,

    Он постиг этой жизни суть,

    Что теперь,когда он окончательно,

    Истребил свою блажь журавлиную,

    Перед ним,наконец-то,откроется,

    Безмятежный и радостный путь.

 

    И, не в силах противиться этому,

    Со своей он смирился участью,

    Лишь порой,когда в сердце царапалось,

    Что-то,словно котёнок в дверь,

    Он опять начинал тревожится,

    И в плену у сомнений мучится,

    Что,налипшее,или прежнее,

    Составляет его теперь?

 

    Как считать,одержал поражение,

    Потерпел ли победу бесславную,

    Он не знал,но держался в стремени,

    От невзгод и печалей слеп,

    Понимая, теперь уже главное,

    Обессиленное и расслабленное,

    Не сломает,не сможет вырваться,

    Не взорвёт этот страшный склеп.

 

    Когда солнце уляжется за море,

    Свесив огненно-красные волосы,

    Когда ветер устанет расчёсывать,

    Золотистые гривы полей,

    Грустный мальчик с глазами зелёными,

    Говорит что-то Богу вполголоса,

    Глядя в тёмные окна зажмуренных,

    занавешенных,будущих дней.

 

 

         1970-2011г.

    

     

                                                                                 

Категоризация
Размер: 
Поэма
Направление: 
Психологические стихи
Жанр: 
Философские стихи
Статистика
Просмотрено гостями: 
0
Просмотрено пользователями: 
0




Нравится